?

Log in

Премьера спектакля «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» постановки театра им. Моссовета состоялась аж 11 лет назад, но впервые этот мюзикл я увидела лишь чуть больше года назад в Санкт-Петербургском театре Музыкальной комедии. Я никогда не интересовалась данным мюзиклом, не смотрела иностранные версии, не читала повесть Р.Л. Стивенсона до премьеры у нас. В общем, с данной историей всё было совсем не так, как, например, с «Балом вампиров» или «Призраком Оперы», с которыми у меня уже более десяти лет стажа. А поскольку спектакль по сюжету далёк от книги, то он стал для меня тем самым первоисточником, в котором я могла бы черпать заложенные идеи и характеры персонажей. Поэтому посмотреть другую, очень отличную от Музкомовской версию мне было особенно интересно.

Возможно, я была бы более критична к данной постановке, не будь она позиционирована театром Моссовета как спектакль по мотивам повести и мюзикла «Джекил и Хайд». Потому что для мюзикла она всё-таки достаточно старомодна в плане аранжировок и набора артистов из существующей труппы. Да, это поющие артисты, которые хорошо играют, но всё-таки вокальные данные до уровня полноценного мюзикла дотягивают не у всех (даже у главного героя в исполнении Александра Домогарова это был драматический вокал, судя по записям), и понятие «типажность» местами условно. Но мне понравилось то, что взгляд на данную историю здесь другой, и смысловые акценты будто бы даже более верно расставлены.

Например, я наконец поняла, почему доктор Джекил окончательно решается поставить эксперимент именно на себе после вопроса о том, каким был его отец (в версии Моссовета он спрашивает у своего слуги Пула, а в версии Музкома — у друга Джона). В Музкомовской версии на это следует абстрактный ответ о том, что отец, до того как впасть в маразм, был прекрасным человеком, и всё. Здесь же Пул не просто говорит о его качествах, но и сравнивает его со многими членами нынешней элиты, в том числе с отцом невесты доктора, и сравнение это не в их пользу. Затем же он цитирует отца Джекила, который любил говорить, что нельзя судить о чём-либо, не испытав этого на себе. Казалось бы, пара предложений, но насколько это меняет мотив главного героя и делает его более осмысленным!

То же самое и с идеей поставить этот эксперимент, пришедшей именно в кабаре «Красная крыса». Я не понимала, почему Генри благодарит Люси за то, какой урок она ему преподала, потому что в версии Музкома Люси поёт песню «Подать мужчин сюда», потом соблазняет Джекила, а он говорит, что теперь они друзья. Не уверена, как оно было в оригинале, но в Моссовета эту арию про мужчин поёт хозяйка борделя (та сама леди Бэконсфилд!), а Люси же поёт о том, что зло продаёт добро, а добро и есть зло. Немудрено, что подобная песня запала в душу доктору, горящему идеей разделить эти два начала в человеческой психике.


Фото Сергея Журавлёва и Елены Лапиной

Таких мелочей было немало, в том числе и в главном герое. У нас, в Музкоме, доктор такой обаятельный и даже красивый, что в него явно должны влюбляться девушки, а Совет попечителей не любит его из зависти и потому, что он ханжа, высокомерный учёный. Но в Моссовета это затюканный ботаник в круглых очках, над которым все смеются. Его высмеивают издевательскими песенками в спину и недоумевают, как он смог стать женихом девушки из высшего общества. Отсюда и ярче контраст между этим невзрачным учёным и поистине жутким Хайдом, какого выдаёт Валерий Анохин. Его Хайд по-настоящему пугает, он неприятен, это чудовище с металлическим вокалом, о котором вряд ли станут мечтать девочки-фанатки, как происходит с сексуальным Хайдом в кожаных штанах и голым торсом из Музкома. Кстати, олдскульным роковым фальцетом Анохин немного напомнил мне Хайда Ивана Ожогина. А способом «перекидываться» из одного «я» в другое при помощи забранных в хвост волос лишь с одной стороны — Хайда Ростислава Колпакова.

Но самым большим открытием для меня стала сама Люси Харрис как персонаж. В версии Музкома я очень люблю Люси Агаты Вавиловой — забитую деревенскую девочку, попавшую в трудные жизненные обстоятельства, жертву. У Ирины Климовой (я и не знала, что она так хорошо поёт!) она совершает настоящую эволюцию на протяжении сюжета. Да, она от безысходности подалась в бордель, но жертвой быть совсем не хочет. Она вообще не испытывает к Хайду вожделения, ей противно и хочется плакать после его визитов. Эта Люси осознаёт, что маленькому человечку о принце мечтать не стоит, и не рассчитывает ни на что, но, полюбив впервые в жизни, уходит из борделя САМА, потому что стала лучше, а не тогда, когда Джекил прислал ей деньги. Когда перед смертью она узнаёт в Хайде Джекила и с такой надеждой хватает его руки, не веря, что мечта сбылась, невозможно сдержать слёз. Очень жаль, что в версии Музкома данный персонаж несколько упростили, потому что такую потерянную, но в то же время сильную девушку та же Агата очень здорово бы сыграла.

А вот финал Эммы в версии Музкома несравненно пронзительнее, нежели здесь. В сцене свадьбы данная героиня особенно хорошо раскрывается в исполнении Елены Газаевой. Хотя в Моссовета данная роль более интересна в течение спектакля, и мне понравился главный мотив, произносимый героиней сквозь весь сюжет, о том, что «он мой, каким бы он ни был, он всё равно мой». И когда её жениха отталкивает общество, и когда она его мельком узнаёт в Хайде накануне венчания. Эта Эмма — ангел-хранитель, наша Эмма — жена-декабристка, отчаянно верящая в Генри Джекила до последней секунды жизни и готовая шагнуть за грань вслед за любимым.

После этой постановки мне снова захотелось сходить на нашу, где я не была с июня прошлого года. Посмотреть с немного расширенной точки зрения. Версия театра Музкомедии красивей, ярче, современней, в ней много эротики, динамики; это настоящий мюзикл с отлично поющими (в большинстве своём) и двигающимися артистами, профессиональным ансамблем. В конце концов эта версия поставлена по лицензии прогрессивным венгерским режиссёром Керо. Однако версия театра им. Моссовета определённо имеет право на жизнь, она заслуживает своего зрителя, в котором нет недостатка, судя по аншлагу в зале. Это постановка, достойная внимания любого интересующегося данной историей.


Фото Владимира Постнова и Елены Лапиной

Поминальная молитва

Уже столько времени прошло, а я всё не могу собраться написать пару слов о спектакле «Поминальная молитва» Театра дождей на сцене Молодёжного театра на Фонтанке, который я посмотрела 9 декабря. Как закостенелый интроверт я испытываю потребность «переварить» информацию, чтобы выдать какое-то резюме, сразу после выхода из театра я не могу сказать ничего внятного, но в данном случае процесс затянулся.

Во-первых, хочу сказать спасибо за то, что меня так спонтанно вытащили в день спектакля. Сама, боюсь, я бы туда никогда не собралась, хотя слышала много положительных отзывов. Во-первых, я несколько предвзято отношусь к спектаклям, где «говорят», потому как не люблю пафосную громкую сценическую речь (как, например, в «Коварство и любовь» МДТ). По мне, лучше чтобы пели, в пении не слышно этой наигранности. Во-вторых, тема довольно специфическая, чужой национальный колорит — вещь на любителя.

Спектакль повествует о молочнике Тевье из деревни Анатовка, в которой живут три диаспоры: русские, украинцы и евреи. Поскольку повествование ведёт реб Тевье, то, естественно, всё происходящее рассматривается с точки зрения еврейской культуры, что не удивительно, ведь «Поминальная молитва» — это пьеса Григория Горина по мотивам рассказов Шолом-Алейхема. Весь спектакль наполнен знаменитым еврейским юмором, колоритом, музыкой, артисты поют национальные песни и танцуют национальные танцы. Сделано это красиво, колоритно и совсем не утомляет. И речь у большинства артистов совсем не наигранная, с хорошими интонациями, непринуждённая, будто они просто ведут беседу, а не играют на публику.


Фото с официального сайта Театра дождей

До этого спектакля я уже бывала на другой постановке Театра дождей — «Тряпичная кукла», которая мне тоже понравилась. Удивительно было увидеть Александра Иванова, который в «Тряпичной кукле» был таким жутким и властным, в «Поминальной молитве» в образе придурковатого предпринимателя-неудачника Менахема, создававшего большинство самых смешных моментов. Настолько эти образы разные, что даже не верится. Не удивительно, что в конце много девушек в нарядных платьях понесли ему цветы на сцену. Также очень мне понравились Валерий Саломахин в роли Тевье, Елена Кашинцева в роли его жены Голды, Иван Кожевников в роли плотника Степана и Александр Кратиров в роли урядника.

После спектакля остаётся ощущение светлой грусти. Несмотря на обилие юмора и весёлых песен, поплакать там есть над чем. Действие разворачивается во времена русско-японской войны, зарождения коммунизма и антисемитских взглядов. По сути, с первой же минуты ничего весёлого не происходит, даже когда реб Тевье хочет отдать дочь за богатого старого предпринимателя, просто сами люди относятся к происходящему философски и с юмором. Однако, что бы ни происходило, Бог один, просто пути к нему разные; любить можно всю жизнь и после её окончания даже на расстоянии; главное — быть вместе с дорогими людьми, уметь прощать, а уж где быть — вопрос вторичный.

Пока твоё сердце бьётся

С детства у меня была мечта — нет, даже уверенность, что я буду писать книги. Не то чтобы я ставила перед собой чёткие цели или имела большие амбиции. Я просто знала, что писать — это то, что я умею, что люблю. Будучи маленькой я от руки строчила тома про всяких героев сериалов, ещё ранее, лет в пять, печатными буквами заполняла тетрадки драматическими историями о приключениях кошек Муси и Маркизы. Сколько я себя помню, я всё время что-то сочиняла и писала. Даже сейчас на работе больше всего я люблю писать разносные письма заказчикам, и ГИПы говорят, что получается тонко и красиво. Собственно, и многочисленные блоги я вела и веду лишь потому, что люблю излагать мысли письменно. «Мне легче написать, чем сказать». Да, мы, тихушники, такие.

Недавно коллега, узнав об этом моём пристрастии, посоветовала ресурс Ridero.ru, где совершенно бесплатно и самостоятельно можно создать электронную версию своей книги, откорректировать её, загрузить иллюстрации и отправить на публикацию. За отдельную плату, впрочем, можно заказать и услуги дизайнера, и корректора, и личного помощника. После того, как книга проходит модерацию, а автор подписывает договор и делает символический лицензионный взнос в размере 100 рублей, ей присваивается самый настоящий ISBN номер, и дальше детище отправляется в свободное плавание на просторах таких известных интернет-магазинов, как Amazon, Ozon, ЛитРес.

Я к платным услугам не прибегала: книгу отформатировала сама, сама сделала обложку из собственной же иллюстрации. Но зато теперь она стала Настоящей! Её даже можно будет подержать в руках когда-нибудь, заказав на Озоне «принт-он-деманд». Мне кажется, в мире современной цифровой культуры за подобным видом издательства должно быть будущее.
Ну разве не радость это? Конечно, мало того, чтобы просто попасть на полки в интернет-магазинов, нужно ещё раскрутиться. Не знаю, что из этого выйдет, но пока я счастлива.

Там же, на платформе Ridero, у моей книги «Пока твоё сердце бьётся» появилась своя страничка, где я всегда буду рада видеть посетителей и почитать отзывы. Некоторые уже читали черновые версии романа, но к финальному шагу книга пришла сильно видоизменённой.

Иосиф

Побывала на мюзикловой премьере сезона — спектакле «Иосиф и его удивительный плащ снов» постановки театра «Карамболь» на сцене ДК им. Горького. О мюзикле я не знала практически ничего, кроме арии «Close every door to me» и того, что это ранний мюзикл Эндрю Ллойд Уэббера. И, как обычно в подобном случае, я решила идти с совершенно чистой головой и восприятием, я не читала Википедию, не смотрела фильм, не слушала записи.
Отчасти поэтому я была немного неправильно подготовлена. Памятуя о драматичности заглавной арии, я думала, что на сцене с размахом развернётся Ветхозаветная тема страдания народа Израиля. Однако это оказался пересказ притчи воспитательницы детского сада для маленьких детей, и второе моё впечатление, что спектакль чересчур детский, также оказалось ошибочным.

И лишь во втором акте меня, как говорится, окончательно «вынесло». А когда наконец улавливаешь настроенческий посыл, дальше тебя уже несёт по волнам музыки и этого самого настроения. Музыка показалась мне очень характерной для раннего Уэббера и олдскульной рОковостью напомнила даже «Иисус Христос — суперзвезда». Данный мюзикл сложно назвать и классической притчей, и драматической историей. Это целая феерия, полная иронии и музыкального юмора, с тонким сочетанием культур и стилей в таких пропорциях, чтобы это было заводило и было смешно. К концу спектакля я вовсю пританцовывала на стуле под ритмы в духе Элвиса.

Шоу сделано «прикольно» и «упорото», но без гротеска и перегиба в постмодернизм. Одновременно мы видим и классические костюмы, характерные описываемой эпохе, и огромную игрушечную очаровательную овцу, и ангела со снятыми крыльями на роликах, и ковбойские пляски, и душераздирающее танго, и какие-то даже бразильские мотивы в исполнении темнокожего артиста. Собственно, окончательно влилась во всю эту атмосферу я при появлении фараона, поющего и двигающегося как Элвис Пресли. Если бы я не знала, что это Мохамед Абдель-Фаттах, я бы никогда его не узнала. Этот образ ему безумно идёт. В роли Иосифа был Игорь Кроль, в образ он вписался отличного и немного напоминал его же Аладдина подвижностью и восторженностью (да и восточными мотивами).

Автором текстов и режиссёром-постановщиком «Иосифа» выступил Алексей Франдетти. К сожалению, находясь в зале, я совершенно не слышу текстов, в моём восприятии музыка сливается с интонациями и визуальной картинкой, и информацию я считываю именно таким образом. Чтобы вслушаться в текст, мне надо именно сесть и послушать запись, отключив мозг от музыки и голоса. Поэтому о текстах сказать не могу ничего, хотя другие работы Алексея и в «Джекилл и Хайд», и в «Хитах Бродвея» мне очень нравятся.

Спектакль вышел вполне хорошим, ярким, весёлым, не сырым, он абсолютно не создаёт ощущения «самодеятельности». На мой вкус, зрелище немного специфичное, но желание сходить когда-нибудь ещё осталось.

Я написала этот отзыв ещё 15 сентября, когда сходила на предпоказ мюзикла «Онегин». Он был размещён на Фейсбуке, но сегодня, в день официальной премьеры, пожалуй, наконец могу скопировать и сюда.
Я крайне не люблю ругать что-то, но и молчать не могу. ВНИМАНИЕ: СПОЙЛЕРЫ!

Трэш, угар, содомия... плагиат.

Начинается всё со сцены аукциона из «Призрака оперы»: тёмная сцена, старый Онегин в инвалидном кресле с клетчатым пледом и музыкальной шкатулкой, которого возит по сцене французская сестра милосердия. У меня было стойкое ощущение, что сейчас раздастся удар молотка и возглас: «Лот 666...» Сразу же после этого мы видим вращающуюся сцену, на занавесе которой — принт самого настоящего занавеса Парижской Гранд Опера!

Затем мы видим Дениса Алиева в цилиндре и почти графском камзоле. Не совсем понятно, кого он конкретно играет: демона ли, чёрного ли человека, описываемого Пушкиным, чёрта или смерть (дер Тода :) ), но намешано там всего понемногу, и отсылка к мюзиклу «Элизабет» тоже конкретная: точно так же он преследует главную героиню, точно так же вручает пистолеты в руки героев, точно так же поцелуем отнимает жизнь у Ленского, как дер Тод — у кронпринца Рудольфа. Подруга решила, что это такой извращённый образ автора — Пушкина А.С. Но Алиев в данном образе очень хорош собой и очень похож в гриме на графа фон Кролока в исполнении Ивана Ожогина. Даже больше, чем когда был дублёром графа в «Бале вампиров».

Далее были ностальгические куски из этого самого «Бала вампиров» в виде вращающейся библиотеки и сцены ночного кошмара с полуобнажённым Алиевым, овладевающим в образе чёрта Татьяной. Но ранее, в первом акте, была сцена похлеще, которая, на мой взгляд, является откровенной аллегорией мастурбации, ибо Татьяну, раскинувшуюся на мосту, имеет этот невидимый злой дух (садится на неё в шпагате).

Не обошлось без отсылок даже к «Алым парусам», и в какой-то момент казалось, что заиграла мелодия про утонувших дельфинов. Ну, и без МиМ никуда: левитирующая Татьяна, речитатив критиков, финальная песня...
По правде, я бы назвала этот спектакль «Татьяна», потому как она на сцене 95% времени. Или, что ещё лучше, — «Татьяна и тысяча чертей», потому что чертей там ещё больше. Да, эта шутка придумана не мной, но она мне безумно нравится, ибо Онегина в спектакле, имеющем такое название, просто ничтожно мало, в отличие от Татьяны и «тысячи чертей». Главный персонаж оказался совершенно не раскрыт сценарием. Такой же невнятной набитой дурочкой представлена Ольга в жутком парике, который, наверное, даже с балкона смотрится искусственно.

Сам же сюжет во всей этой солянке совершенно потерян. Столько ненужной мистификации, каких-то монстров, демонов, столько излишней эротики, что абсолютно непонятными становятся мотивы Татьяны (кроме её эротических фантазий и снов) и поведение Онегина (кроме того, что он бабник, отчего-то впавший под конец в депрессию и вдруг увидевший демона). Совершенно непонятно, зачем выдают при входе реквизит (свечку и негигиеничную многоразовую венецианскую маску). Если свечи выглядят ещё красиво, то маски уж точно ни к селу ни к городу... Разве что, к старому Рау... Онегину и занавесу Парижской Оперы.
Говорят, сегодня на премьере реквизита уже не было. И шпагата над Татьяной на мосту — тоже. По слухам, свечи массово умыкнули вчера на пресс-показе. Или, возможно, создатели частично решили прислушаться к рецензиям и соцопросу, который устраивали в специальных анкетах на предпоказах.

Как по мне, это худший спектакль, что я видела... Прежде всего, он никакой режиссёрски. Слаб и музыкально. Единственная сцена, которая произвела на меня впечатление, это праздник Ивана Купалы. При этом в проекте занято довольно много очень хороших артистов. Но я лучше посмотрю их в других спектаклях.

Все фотографии позаимствованы с сайта Geometria.ru:





Страшные сказки

Кроссовер как модный жанр не обошёл и меня стороной, или кое-кто опять типа в шутку дал мне заболеть этими архетипами.

Вечный танец

Где-то там, за глухою лесной стеной,
Лишь настанет полночный час,
Раздаётся протяжный тоскливый вой,
И сменяет луна окрас.

С приближением стужи нещадно зол
Непроглядный чернильный лес.
И в плаще с серым мехом, как дикий волк,
Жертву ждёт свою хищный бес.

Знает каждый: дороги уж нет назад
Той, кто выйдет на этот зов.
Не наденет она под венец наряд,
Не удержит её засов.

Каждый мне говорил не сходить с тропы,
Не носить ярко-красный цвет.
Но коль вера жива, то глаза слепы,
И алее моих — губ нет.

На подошвах пылает моих пожар:
Вечный танец не побороть.
Принимайте, Хозяин, в бесценный дар
Душу гостьи, и кровь, и плоть.

23.09.2015 г.

Все фото увеличиваются и открываются в новой вкладке:



Ещё 7Collapse )

Сходила наконец на экскурсию за кулисы «Призрака Оперы». Конечно, молодцы Стейдж, что придумали подобное. Понятно, что это ещё один из способов на мюзикле заработать, но всё-таки вещь очень полезная, в отличие от мороженого в зале и заоблачно дорогих сувениров.
Костюмы в ПО очень красивые, спору нет, добротные, богатые, впрочем, как и в любом дорогом костюмном спектакле. Однако местами потрёпанные жизнью: грязные подолы и торчащие ниточки всё ж выдают, что многие наряды привезены с предыдущей постановки. Очень меня заинтересовали технические моменты осуществления спектакля и творимой на сцене магии. Мы проделали путь, который совершает призрак во время действия, от подвалов до рабочей галереи над сценой. Незабываемое чувство я испытала, стоя на краю сцены и глядя в зал, в котором должна была сидеть на следующий день.
Но более всего меня в закулисье всегда интересует сама атмосфера. Для меня важно было прочувствовать всю эту закулисную возню: артисты распевались; балерины в париках буднично копались в кошельках и разговаривали по телефону; костюмеры бегали в гримёрки с отглаженными костюмами; на сцене шла репетиция, когда мы стояли на самом верху.
Также я честно искала за кулисами свою фотографию с подписью «только не ОНО» и следами от дротиков, но не нашла)))

А потом мне не просто повезло увидеть Мерцедес Чампаи в роли Кристины, но и попасть на её последний спектакль в этой роли на сцене МДМ. В Берлине дуэт Ожогин-Чампаи был настолько прекрасен и гармоничен, что мне очень хотелось увидеть его в иных сюжетных рамках. Однако, поскольку она была дублёром Кристины, её ставили в расписание за пару дней до спектакля, а сорваться в другой город в такие сжатые сроки для меня проблематично.
У этой Кристины совершенно иная история и химия с призраком, нежели у двух других. Она словно кукла в его руках, послушная и доверяющая. С остальными Кристинами призрак будто бы наравне, а здесь же полная одержимость героини и доминирующее покровительство героя. Корни этого наверняка нужно искать в Берлинской истории о сгорающем звёздном дитя и поглощающей его чёрной бездне, хотя они оба в «Призраке Оперы» на себя Берлинских не похожи ни драматически, ни вокально.
Кристина Мерцедес немного бойкая и отчаянная, но совершенно искренняя, любящая и прощающая. Она не только прощает Эрика и жалеет его, но по-настоящему любит, по-человечески так, по-дружески. И расставание с ним для неё не меньшая боль, нежели для него, в отличие от других Кристин, которым скорее совестно уходить от учителя, но увидеть его снова они бы не хотели. Эта Кристина хотела бы. Говорят, Мерцедес не вернула призраку кольцо. Я сей момент честно упустила, потому как была в этот момент вся в её слезах... и вообще. Но охотно верю.
Потрясающий был спектакль и сам по себе, и как закрытие проекта для артистки. Видно, как комфортно им в этом дуэте, потому и накал эмоций на сцене был жгучим и испепеляющим. Очень в этот раз впечатлил Евгений Зайцев в роли Рауля: он её не сыграл, а прожил. И в который раз убеждаюсь в том, что Иван Ожогин не только вокально великолепен в роли фантома, но раскрывается и как потрясающий актёр, ибо каждый раз искренность его призрака вынимает душу из зрителя. И это не просто отлично выполненная работа, а нечто куда большее.

Арбат

Одно из любимых и близких мне по духу мест в Москве, где порой случаются удивительные вещи.

В момент, когда я фотографировала дом с Жуковым, ко мне пристал китаец. Он тыкал пальцем в портрет на стене и долго мне что-то говорил по-китайски, словно по мне было заметно, что я могу понимать китайский. Предположив, что он хочет узнать, кто это, я сказала: «Жуков», на что в ответ получила ещё большую тираду на китайском. Тогда я сказала: «Маршал Жуков», и это подействовало как пароль. Китаец вдруг успокоился и, сложив руки в молитвенном жесте, поклонился мне. Ну и, конечно же, сказал что-то на родном языке. Надеюсь, слова благодарности))

Потом меня заловил художник. Точнее, порядок этих событий был обратный, но не суть. Долго упрашивал нарисовать меня или сделать хотя бы набросок, говорил, что берёт недорого. Я сказала, что и сама могу себя нарисовать, и тогда Остапа понесло. Он стал хвалить петербургских художников, мол, настоящие они у нас. Я возражала, что вообще-то я человек без образования, рисую для души, как получится, на что он он возражал ещё больше, ведь «образование ничего не значит, если человек художник в душе». Потом говорил, что я красивая, и что сейчас это ничего не ценится: в моде страшненькие и тупые, а ценности абсолютно обесценены. Говорил бы он ещё долго, но мне надо было идти. Однако отчасти я с ним согласна, особенно насчёт «тупых». Да и вообще согласна, правильные вещи он говорил, ведь красота нынче часто остаётся непонятой и ненужной, в том числе и духовная.
Но не это мне, наверное, хотелось в тот момент услышать, потому что настроение было такое солнечное.

Juuukov

Vor dem Schloß

На крыльях вечера уснул день,Идёт по городу моя тень...

The 10th Kingdom

«Меня зовут Вирджиния, и я живу на самой окраине леса. Вот и конец первой истории о Десятом Королевстве».


Москва определённо не тот город, оказавшись в котором у меня — ах! — замрёт сердце. Нескладная, громоздкая, полная китча, хотя в этом всём есть, конечно, своеобразное очарование, она никогда не вызывала во мне восторга ни внешне, ни энергетикой. Тем более что я действительно живу на самой окраине леса... почти настоящего, в настоящей готически-декадансовой атмосфере. Поэтому я всегда ездила туда за своими сказками, которые имеют свойство там сбываться. И иногда разбиваться тоже. Сказок было так много, что за это время город успел стать мне немного родным и обрасти моими собственными знаками и легендами.

В этот раз фасад города выглядел особенно удручающе. Первое, что я увидела по прибытии, это куча, вероятно, человеческих фекалий в подземном переходе. Затем — раздолбанный асфальт на тротуарах в самом центре города, и там же жуткие стайки крыс голов по пятнадцать, беснующихся возле контейнеров с мусором, как только на город опускается тьма. Оглушающие до звона в ушах дороги и не менее оглушающий повсеместный ремонт, от которого пыль въедается в волосы и замшевые туфли.
...и среди всего этого хаоса стоит вдруг свернуть в какой-то неприглядный переулок — и словно попадаешь в другой мир, тот, который заставляет сбываться мечты и сказки, то самое «Десятое королевство», где светит солнце, есть облака, и вдали виднеются замки... почти настоящие.



3 июля сходила на перезагрузку мюзикла «Алые паруса» и очень удивилась, обнаружив, что так и не написала пару слов о своих впечатлениях от оригинальной версии спектакля, которую смотрела в апреле прошлого года в рамках гастролей в Санкт-Петербурге.

Помнится, мне понравилось не сразу. Да и идти я не очень собиралась. В первый раз спектакль показался мне затянутым в первом акте и жутко мрачным, вводящим в депрессию. Однако сейчас, когда градус мрачности уменьшили, я понимаю, что в этом-то и была изюминка. Этакая антиутопическая сказка для взрослых в избитом нынче стиле стимпанк, где царит насилие, где святой отец теряет веру, где главная героиня в шаге от суицида, а вместо белого капитана приплывает чёрный, порочный, и именно он воплощает мечту «сумасшедшей» в реальность.

Увы, вместе с богатыми стимпанковыми декорациями из новой версии спектакля исчезло и большинство из вышеперечисленного. Да, это по-прежнему мрачная сказка, но всего будто бы «недо-». Не хватает градуса депрессивности, не хватает антуража, смазаны былые акценты и в прибывшем капитане Грее, и в семействе Меннерсов. И, да, конечно, новые декорации с этими досками чересчур однообразны и скучны. Зачем-то урезали и без того небольшую, но бывшую одной из самых ярких роль Меннерса-старшего, в которой моё сердце определённо покорил отталкивающе-прекрасный Александр Суханов (хотя я также видела и Алексея Боброва).

Вообще для меня в этом спектакле сошлись мои мюзикловые прошлое и внезапное настоящее. На одной сцене я видела и тех, кого ездила посмотреть в Москву десять лет назад, и те, кого регулярно вижу теперь здесь, дома, последние четыре года. Очень приятно было видеть Андрея Белявского, Виктора Есина, Антона Арцева, Александра Суханова, Константина Китанина, Кирилла Гордеева и других знакомых артистов.

Кирилл в роли Грея идеален. Казалось бы, эфирного времени мало, как и музыкального материала, но это роль-символ, роль-образ, и не так уж просто появиться молча на сцене и принести вместе с собой свет и надежду не только героине, но и зрителю. Ольга Ажажа мне нравится на порядок больше Марии Иващенко, особенно сейчас, когда новая версия спектакля сплошь построена на Ассоль и вращается вокруг этого персонажа. Ольга выдерживает ведущее положение и очень убедительна. А вот кого не хватало мне в этот раз, так это Евгения Ширикова, которого я видела Меннерсом-младшим в прошлом году. Жаль, что так и не увидела Станислава Беляева. Иван Коряковский тоже своеобразный, но его Меннерс вышел ехидненьким, скользким, а мне кажется, что по сюжету всё-таки предполагается сочувствие зрителя к данному персонажу, и Шириков был очень пронзителен и трогателен в данном образе.

В целом сходить стоит и сейчас, ежели не были на первой постановке. Музыка Максима Дунаевского легка для восприятия и мелодична, хоть порой мне в ней слышались мотивы разных других мюзиклов и даже группы Queen. Актёрский состав, можно сказать, золотой для современной мюзикловой сцены. А сюжет — классика, которая будет понятна и взрослым, и детям.

Гастроли в Санкт-Петербурге продлятся до 26 июля.

На крыльях алых парусов